Tags: приготовительная школа эстетики

Ден

ВСЁ ВО ВСЁМ

[omnia in omnibus]Если ты дома, то всё вокруг "за тебя", а также есть частичка или отражение тебя:



Радость счастья голубого // И печаль томленья злого, // Всё во всём душа моя.
Ден

НОВАЯ МИМИКРИЯ

[обманывать некого, кроме разве начинающего натуралиста]
Энтомологи восхищаются бабочками, особенно писатели-энтомологи, вроде Набокова:

В этом смысле загадка «мимикрии» всегда пленяла меня — и тут английские и русские ученые делят лавры — я чуть не написал «ларвы» — поровну. Как объяснить, что замечательная гусеница буковой ночницы, наделенной во взрослой стадии странными членистыми придатками и Другими особенностями, маскирует свою гусеничную сущность тем, что принимается «играть» двойную роль какого-то длинноногого, корчащегося насекомого и муравья, будто бы поедающего его, -комбинация, рассчитанная на отвод птичьего глаза? Как объяснить, что южноамериканская бабочка-притворщица, в точности похожая и внешностью и окраской на местную синюю осу, подражает ей и в том, что ходит по-осиному, нервно шевеля сяжками? Таких бытовых актеров среди бабочек немало.

А что вы скажете о художественной совести природы, когда, не довольствуясь тем, что из сложенной бабочки каллимы она делает удивительное подобие сухого листа с жилками и стебельком, она кроме того на этом «осеннем» крыле прибавляет сверхштатное воспроизведение тех дырочек, которые проедают именно в таких листьях жучьи личинки? Мне впоследствии привелось высказать, что «естественный подбор» в грубом смысле Дарвина не может служить объяснением постоянно встречающегося математически невероятного совпадения хотя бы только трех факторов подражания в одном существе — формы, окраски и поведения (т. е. костюма, грима и мимики); с другой же стороны, и «борьба за существование» ни при чем, так как подчас защитная уловка доведена до такой точки художественной изощренности, которая находится далеко за пределами того, что способен оценить мозг гипотетического врага — птицы, что ли, или ящерицы: обманывать, значит, некого, кроме разве начинающего натуралиста. Таким образом, мальчиком, я уже находил в природе то сложное и «бесполезное», которого я позже искал в другом восхитительном обмане — в искусстве.


Энтомологи считают, что бабочки очень прогрессивны, и в смысле эволюции они в числе лидеров. Например у них очень развитый не по уму полёт: некоторые бражники легко зависают над цветком, развивают скорость под 100 км/ч и могут мигрировать, перелетая через океан… вот бабочки-монархи, мигрируя, преодолевают тысячи километров. Так что, ничего не мешает состояться и необычной ускоренной мутации окраски и рисунку на крыльях бабочек, если это зачем-то вдруг понадобилось богине Эволюции, например вот так:





См. также пост, близкий по теме: "Для кого эти цветы".
Ден

ВАН ГОГ? ОН У НАС В ГОЛОВЕ

Вот его знаменитая "Звёздная ночь", с которой явно что-то сделали, но мы всё равно её опознаём, идентифицируем:



Ясно, что изображение квантовано или можно сказть, что сделали растр, разложили на пиксели, только довольно грубо.
Врядли от этого разбиения картины на отдельные точки появился какой-то новый художественный эффект,
особенно по сравнению с "континуальным" оригиналом, хотя... кому-то может и понравится.
На самом деле и оригинал не континуален, а разлагается на отдельные мазки краской, Ван Гог писал крупными мазками.
Но мы ценим этого художника не за континуальность... А за что? Да скорее всего за созданный образ у нас в голове.
Созданный им однажды, а потом закреплённый в культуре (копиями, публикациями, выставками, аукционами,
статьями в журналах, кинофильмами и те де и те пе.

А вот теперь представьте, что квантование произошло не просто так, а со смыслом.
Представьте, что пиксели эти — тоже картин(ки), да не простые, а по тематике: звёздное небо, вселенная и те де.
Этот трюк и проделал один молодой астроном, который взял с бесплатного сайта Европейского космического агентства 100 разных фоток вселенной, сделанных при помощи космического телескопа Хаббл, и при помощи общедоступного компьютерного приложения AndreaMosaic слепил мозаику по канве "Звёздной ночи" Винсента. Это она и есть на фото вверху. Её можно посмотреть в большем разрешении здесь.

Зададимся вопросом: а если бы операция была проделана в истории в обратном порядке? Представим себе, что мы не знаем никакого Ван Гога, а из множества картинок вселенной была бы выложена какая-то "Звёздая ночь" (та же, но не известная, видимая нами впервые) то произвела бы она на нас то же эстетическое впечатление плюс ещё что-то от сознания факта, что каждый пиксель есть изображение какой-нибудь частицы вселенной? Причём, эффектом квантования здесь нужно пренебречь, ведь можно взять не 100, а скажем 10.000 фотографий, благо Хаббл их наделал в избытке, и легко преодолеть разрешение глаза, по крайней мере, на уровне мазка.

Думаю, что нет, историю и культуру не обойдёшь, сидит она у нас в голове.
А мозаику мы сочли бы дурацкой, громоздкой, неостроумной, уничтожающей прелесть живописи и пр.
Нам живописный образ мил, так воспитаны.
Ден

ТАТУ ОТНЫНЕ ― ИСКУССТВО

Ну, не первого ряда конечно, пусть где-то четвёртого, но всё равно ― оно самое.
Так решили господа искусствоведы, а против ― не пойдёшь, они с галерейщиками дела делают, и тату им нужно для дел.
Как бы там ни было, а первая в истории художественная выставка тату состоялась в Художественном музее Милуоки.
Посвящена выставка творчеству бывшего моряка (кто бы сомневался) Амунда Дитцеля, который прибыл в Милуоки в 1913 году.
Ну а что, тату выдержало проверку временем, две мировых войны прошло, а на войне тату ― вещь важная, почти как знаки различия.
Кроме того, различается "традиционное тату" или "старая школа", которой в чём-то бросил художественный вызов Дитцель, а это уже почти история искусства (тату).



Слева ― покрытый чернилами от пят до плеч мистер Амунд Дитцель, справа его произведение "Королевская битва", 1916.
Ден

ЗАМЕТКИ О РЕЦЕПТОРАХ ВКУСА

Френд papa_gen написал пост против релятивизма в оценках.
Редкий случай, когда я со всеми положениями автора согласен и отмечаю это с удовольствием, потому что тема больная, а этот папа-генский текст боль утишает.
Сам я, кажется, тоже писал что-то похожее и на близкую тему, давно.
Я всегда считал, сначала интуитивно, а потом и мировоззренчески, что существует абсолютная шкала, иерархия и пр.
Если, конечно, веришь в Бога.

Правда надо заметить, что потом в комментариях к своему посту Папа-ген добавил-таки ложку дёгтя в свою же бочку мёда.
Мне не очень понравилось, что метафору рецепторного вкуса (метафору работающую, хорошую) автор абсолютизирует.
Художественная вещь должна, конечно, быть "вкусной", и часто этого достаточно.
Но бывает, что помимо вкусности в том или ином художественном произведении есть и ещё кое-что, что улавливается не вкусом, а чем-то, даже как будто и не чувством.

Я специально, исходя из высказываний в комментариях к посту Папа-гена, проиллюстрировал мою перепечатку произведением очень далёким и чуждым русской культуре ― арабской каллиграфией, соединённой с изображением животного (синтез слова и визуального образа, а может, это и не синтез). Это не вкусно (для нас) но я, например (говорю только о себе), чувствую знаю вижу, что это искусство.

ПРО РЕЛЯТИВИЗМ В ОЦЕНКЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА (оригинал)

Вчерашний мой "вопрос к залу" про лучших русских писателей-стилистов неожиданно благодаря пользователю yuss повернулся в сторону "о вкусах не спорят". Выражение это настолько ходячее, настолько же и глупое.

Если брать вкус, что даден Богом любому живому существу, то выражение это бессмысленно. Лежащий в его основе релятивизм полностью убивается изначальным назначением вкуса: определять наличие пищи, при этом определяя ее качественность, т.е. пригодность для потребления. Это неправильное мнение, что запах пищи не является вкусом. Дело в том, что часть запаха, даже запаха, анализируется рецепторами, расположенными на языке, т.е. вкусовыми рецепторами.

Т.е. когда мы подходим к дому и чуем, как пахнут котлеты, что жарит наша супруга, мы не только запах улавливаем, мы отчасти вкус улавливаем. Правда-правда. Почему? А потому, что обоняние изначально отсутствовало. Рыбы плавают в воде, и они улавливают не запах пищи, а именно вкус. Потом часть вкуса стала запахом, но часть запахов для нас есть именно вкус.

Я к чему это? А к тому, что вкус в кулинарном плане очень уж такое важное чувство. Мы с вами не будем в обычной ситуации есть тухлятину. Почему? Вкус омерзительный. Можно пойти двумя путями: объяснить каждому живому существу, если, конечно, это не падальщик, что тухлятина содержит в себе болезнетворные бактерии, паразитов разных, наконец, токсины, часть из которых не может быть уничтожена даже тепловой обработкой. Т.е. прочитать лекцию, что такую пищу есть опасно. А есть более действенный способ - снабдить каждое существо рецепторами, что вызовут омерзение.

Т.е. различение добра и зла дается не на думственном, как бы некоторые сказали, объективном уровне, а на уровне чувств, т.е. на том уровне, что чаще всего многие яйцеголовики относят к субъективному. Но простите, а почему это субъективному? Разве есть тухлятину хорошо?

Так и с художественным творчеством. Там тоже намешали сейчас всего. Тоже потоптались на темы релятивизма восприятия. Но дело в том, что чувство прекрасного ровно такое же объективное, как и чувство вкуса в кулинарии. Просто теперь вошло а моду думственными ужимками протаскивать в искусство то, что им не является. Но поверяется все просто.

Вот берем изобразительное искусство. Возьмем некое полотно немецкого "актуального искусства" и полотно немецкого художника-модерниста ("модернистами" в Германии называли примерно тех, что у нас называли передвижников) где-то 1880-х годов. А потом возьмем рядового немца и предложим ему выбрать картину для себя, т.е. вообразить, что у него есть свободные деньги на картину для дома. И большая часть немцев предпочтет купить картину модерниста, а не современную мазню. И никакие рассуждения прА "переосмысление канонов красоты" и "социальную актуальность" не помогут. Куратор на пену изойдет, но никто не купит картину его художника. Собственно, их практически никто и не покупает. "Актуальные" художники живут от выставки к выставке, что организуют кураторы на государственные гранты и гранты всевозможных фондов.

Точно так же и с художественной литературой. Только в ней все еще проще. Если какого-нибудь художника-беспредметника покупают для того, чтобы повесить в новомодном интерьере, то литературную тухлятину типа Бабеля, Веселого или Сорокина будут читать только те, кто предрасположен к такой духовной пище. Т.е. это литература для социопатов.

И никакие рассуждаловы прА литературоведение не спасут этих ошметков от того, чтобы именоваться ошметками.

Сказанное вовсе не означает, что нужно как-то ограничивать книгоиздание, вводя цензуру и т.п. На самом деле все само отсеивается. Но нужно научиться давать по рукам тем ухарям, что под видом рассуждалов прА литературоведение пытаются навязать обществу свои низменные вкусы, втиснув на полку с Гоголем, Салтыковым и Лесковым тех же Бабеля, Веселого и Сорокина.


И обязательно надо посмотреть комментарии.
Douglas Fairbanks

ПО ОДЁЖКЕ

Есть такой не очень понятный эффект: если вас нарядить в костюм эпохи, отстоящей от настоящего момента не менее, чем на 200 лет, ну скажем, XVI-го или XVIII-го века, то вы будете выглядеть в нём очень значительно, человеком более благородным и глубоким, чем вы есть на самом деле.

На этом эффекте зарабатывает, например, дочка советского поэта Рождественского, которая делает постановочные фото поп-звёзд в старинных платьях, и даже самая пошлая совковая дура, вроде Бабкиной, на таком фото выглядит прилично, поэтому и платит за такой свой образ неприлично.

Этот эффект в своей коммерции учитывают и торговцы картинами, галеристы. Я об этом упоминал в недавнем посте про одну, считавшейся самой пошлой, картину XIX века - она, эта картина, в общем и сегодня выглядит не фонтан, но уверен, через ещё сто лет она будет где-то возле мейнстрима. Как сегодня вообще любая вещь от XVIII века и старше, считавшаяся современниками, возможно, безвкусной будет принята (и продана) на ура. Да что далеко ходить, в 70-80-е годы, когда рулил вовсю социалистический реализм, даже Дейнека из-за своей навязанности господствующей идеологией был слишком злободневен и смотрелся тоже как не фонтан, а сегодня все его вещи - это уже бесспорные шедевры, особенно на фоне современной невнятной эклектики.

Но я отвлёкся, про эффект восприятия старины - ясно.

Я собственно хотел написать об обратной процедуре: а вот если изобразить исторически известного (для узнаваемости) персонажа в современном костюме и мейкапе, как будет, а?


Вильям, наш

Казалось бы и эффект восприятия должен был бы быть обратным: Шекспир, например, должен выглядеть проще, не таким глубоким, а кем-то "одним из нас". Но вот оказалось, что восприятие (по крайней мере моё) устроено иначе. С одной стороны вроде и ближе, понятней, а с другой - всё, что я в нём видел и раньше, - сохранилось! Более того, в целом, мне показалось, что персонаж раскрывается ещё с одной, дополнительной стороны, а то что было раньше углубилось, я стал предсталять, додумывать, как бы он повёл себя в современных ситуациях, то есть, я узнал о нём больше, он раскрылся передо мной шире.

Collapse )