Igor Pankratiev (pankratiev) wrote,
Igor Pankratiev
pankratiev

МУРА-КОСМОПОЛИТКА

Удивительный персонаж:

аж с тройной фамилией;
тип глобалистки ХХ века, когда ещё само слово "глобализм" не вошло в широкий оборот;
не знавшей привязанностей ни к чему родному:
ни к языку, ни к народу, ни к своей культуре и истории;
одевавшаяся очень дорого, но неброско;
охотно поддерживавшая любой светский разговор и отвечавшая на любые вопросы,
не сообщая при этом никаких фактов;
эгоистичная, как Лиллит, со сверхчеловеческим здоровьем и нервами,
будто в ней был инсталлирован таинственными инженерами человеческих душ иной генотип.

Персонаж, вполне реализовавший демонические принципы: "жить, чтобы жить" и "всё на продажу".


Мария Игнатьевна Закревская-Бенкендорф-Будберг
(1892-1974)


В Москве в свое время ее считали тайным агентом Англии, в Эстонии - советской шпионкой, во Франции русские эмигранты одно время думали, что она работает на Германию, а в Англии, что она - агент Москвы. На Западе ее назвали "русской миледи ", "красной Мата Хари ".

"Железная женщина" - так назвал Марию Закревскую-Бенкендорф-Будберг еще в 1921 году Максим Горький. В это прозвище вложено больше, чем может показаться на первый взгляд. Горький всю жизнь знал сильных женщин, его тянуло к ним. Мура (так звали ее друзья) была и сильной, и новой, и, кроме того, она считалась правнучкой или, может, праправнучкой Аграфены Федоровны Закревской, жены московского губернатора, которой Пушкин и Вяземский посвящали стихи. Пушкин называл Аграфену Федоровну в письмах шейной Венерой *). Это был второй смысл прозвища Горького. И третий проявился постепенно, как намек на "Железную маску", на таинственность, окружавшую эту женщину.



На самом деле Мария Игнатьевна была дочерью сенатского чиновника, Игнатия Платоновича Закревского, не имевшего отношения к графу А.А. Закревскому, женатому на Аграфене. Первый муж Муры, И.А. Бенкендорф, не принадлежал к линии графов Бенкендорф и не имел графского титула. Не заканчивала Закревская и Кембриджский университет, как утверждала, и не была переводчицей шестидесяти томов русской литературы на английский язык. Единственное, что было правдой - это ее второе замужество, которое дало ей титул баронессы Будберг. И хотя с самим бароном она рассталась очень быстро, чуть ли не на следующий день после бракосочетания, с его именем не расставалась до самой смерти.

Ее называли "красной Мата Хари". По некоторым версиям, Закревская работала сразу на три секретные службы: советскую (ВЧК), английскую и германскую. Кроме того, она любила мужчин и не скрывала этого. Ее избранники отвечали ей страстной и преданной любовью. Среди ее сердечных привязанностей - писатели Максим Горький и Герберт Уэллс, английский разведчик Локкарт, председатель ревтрибунала ВЧК Петерc.

Первый законный супруг Марии Игнатьевны граф И. А. Бенкендорф, прежде чем был застрелен летом 1918 года, узнал, что его жена влюблена в английского дипломата Локкарта.
Роберт Брюс Локкарт впервые приехал в Россию в 1912 году в качестве вице-консула. Он не знал страны, но быстро обзавелся друзьями, полюбил ночные выезды на тройках, ночные рестораны С цыганами, балет, Художественный театр, интимные вечеринки в тихих переулках Арбата. В 1917 году он ненадолго уехал домой в Шотландию, но затем возвратился - но уже в другую Москву, в другую Россию. Он приехал как специальный агент, как осведомитель, глава особой миссии, чтобы установить неофициальные отношения с большевиками.

Встретившись с Мурой в посольстве, он был очарован ее жизнеспособностью и стойкостью. Скоро оба страстно влюбились друг в друга. В начале сентября 1918 года ночью Муру забрал из постели Локкарта наряд чекистов во главе с преданным помощником "железного Феликса" Яковом Петерсом. Невыяснено, привез ли он Муру сразу в ЧК или к себе на квартиру, где пытался перевербовать. Так или иначе, но Закревская оказалась в подвалах Лубянки. По свидетельству английских источников, 4 сентября 1918 года сэр Роберт Брюс Локкарт, которого чекисты уже считали главным действующим лицом "заговора Антанты", обратился в комиссариат по иностранным делам с просьбой об освобождении Муры. Получив отказ, он отправился на Лубянку к Петерсу. В результате Локкарт был немедленно арестован и провел в заключении несколько недель. Мура же была освобождена и даже получила возможность посещать Локкарта в Кремле, ибо английский разведчик проводил свое заключение в комфортабельной квартире бывшей фрейлины императрицы. В октябре Локкарту в числе других представителей "миссии Антанты" было разрешено вернуться "домой в обмен на освобождение российских официальных лиц, задержанных в Лондоне..."

______________
*) кажется, эту Закревскую (ещё) называли "самовольная комета".

Подробно о ней писала Н Н Берберова (см., напр., здесь, а также ещё другой мемуарист в № 125 эмигрантского журнала "Грани", 1982.
Subscribe

  • ПОЛ ВЕКА НАЗАД

    живая музыка прямо со сцены звучала гораздо лучше, чем в записи. Сегодня всё наоборот, хотя и со сцены половина музыки звучит уже в записи, да ещё…

  • ПРОДОЛЖАЕМ СВЯТОЧНЫЕ СТРАШИЛКИ

    Конечно же стоит послушать майкл-джексоновский "Триллер", но в современном и не менее качествен- ном исполнении:

  • ЛУЧШЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ

    известного хита группы "Радиохэд", называющегося Creep (поётся приблизительно о том, "что ты — богиня, а я — говно"). Новая трактовка сделана и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • ПОЛ ВЕКА НАЗАД

    живая музыка прямо со сцены звучала гораздо лучше, чем в записи. Сегодня всё наоборот, хотя и со сцены половина музыки звучит уже в записи, да ещё…

  • ПРОДОЛЖАЕМ СВЯТОЧНЫЕ СТРАШИЛКИ

    Конечно же стоит послушать майкл-джексоновский "Триллер", но в современном и не менее качествен- ном исполнении:

  • ЛУЧШЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ

    известного хита группы "Радиохэд", называющегося Creep (поётся приблизительно о том, "что ты — богиня, а я — говно"). Новая трактовка сделана и…