Igor Pankratiev (pankratiev) wrote,
Igor Pankratiev
pankratiev

Categories:

ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЕ НАСИЛИЕ

Привлекло меня это словосочетание. Почудился тонкий аромат интеллектуального удовольствия. Да и старый френд Фалькао отозвался похвально, упомянув обожаемого мною Фейерабенда. Читаем по его рекомендации сам пост... Гм, пустовато и, вообще, автор ломится, кажется, в открытые двери.



Да, мы, по крайней мере те, кто относит себя к "русским европейцам", живём в диалоговой культуре. Европа стала собой, начав развитие с Агоры, культивируя столкновение частных воль. Это изначальное условие игры. И желать сомнительной "свободы", заключающейся в "праве":

перестать в любой момент быть тем. чем оно себя заявляло хоть бы и за минуту перед этим – и стать чем-то ещё, может быть – скорее всего! – никак не соотносящимся с нашими представлениями и ожиданиями...

это, доложу Вам, значит уйти от ответственности за "базар на Агоре" и пойти брататься с азиатским умонастроением, где всё в мире зыбко и неопределённо, кроме сакрального круга, который не обсуждается, а переживается. Европеец знает, конечно, по опыту что мир вещей текуч и непределён. Но зато знает и достоверность отдельной личности - что это то единственное, нам данное в диалоге, что не переходит одно в другое, а остаётся верным себе. В личности есть субъектность и дух.

Автор разбираемого поста начинает с действия как высказывания.

Каждое наше действие может быть прочитано – и прочитывается – как высказывание. Как туго свёрнутое высказывание-кокон, которому ещё предстоит быть развёрнутым – и развёртывать можно по-разному: можно терпеливо, медленно распутывать, следуя вдоль естественных складок, их прихотливых и случайных извивов. Можно сразу скальпелем рассечь. А можно – так и оставить свёрнутым. И догадываться о том, что там внутри, по узорам и пятнышкам на внешней шкурке.


Посыл синтетический. Хочется и по-учёному и художественно. Что ж, не возражаю. Только замечу, что действие становится действием только по отношению к другому субъекту, на которое тот может ответить. А иначе это не действие, а что-то вроде жизнедеятельности или "работы над собой". И интерпретационное насилие рождается не от того, что мы любим подраться, а потому что мы и сами не знаем своего действия и потому что не существует языка, на котором мы можем выразить наше действие-высказывание однозначно и со стопроцентной определённостью. Поэтому и приходится разворачивать "кокон", приходится резать скальпелем анализа, или медитировать о том, "что там внутри?".

И спрашивается: зачем бороться за право на неопределённость и недоговорённость, если это и так - свойство наших действий-высказваний? Это и называется ломиться в открытую дверь.

В нашей (обобщенно говоря, европейской) культуре накоплен превеликий потенциал интерпретационного насилия: большое количество интерпретирующих техник, позволяющих так или иначе совлечь с явления его оболочку-видимость и проникнуть к его «подлинной» сущности (которая потому и подлинна, что скрыта; а внешнее уже потому и ложно, что внешнее). А главное – само представление о том, что такое проникновение – ценность.

Знакомое деление на сущность и явление. Сущность - это то, что остаётся "под столом", явление - то, что выкладывается "на стол". Деление тоже вынужденное. Ведь как мы действуем? С детства мы знаем: "сначала подумай, потом делай". То есть, мышление отделено от практики. Сначала формируем понятие или образ действия, а действовать уже можно без участия ума, автоматически! Но "мысль изречённая есть ложь". Предположим, что неизвестно откуда берущаяся мысль - это то, что не делится на "под столом" и "на столе", то есть что она как-то "соответствует сущности" или желаемого действия, или вещи, которую мысль замещает или представляет, но потом всё равно нужно выражать мысль в языке или понятии. Вот и нужно бесконечно интерпретировать понятие или высказывание или действие, чтобы приблизиться к оригиналу, к сущности, к замыслу.

Это деление на сущность и явление - признак нашей культуры. И это было не всегда. Фейерабенд подробно разбирает европейскую архаику, так называемый "гомеровский универсум", где существовали только вещи, а "за ними" ничего не стояло, не было никакого "под столом". Вещи были рядоположены. Поэтому такой универсум называют паратактическим (присоединительным). Например, весло-на-воздухе и весло-в-воде (которое наблюдатель видит сломанным из-за оптического преломления) - это две вещи равного онтологического статуса. В нашем универсуме весло - одна вещь в разных условиях (сущность весла сохраняется, независимо от меняющихся условий).

Хочешь жить - интерпретируй. Такова наша культура. Это культура развития, как говорили культур-антропологи (Леви-Стросс и др.) это "горячая" культура. Ведь есть и культуры "холодные", где нет развития, а есть только ритуальное воспроизведение сакрального архетипа. Например, ритуально-символическая культура древних индусов, восстанавливаемая по текстам брахманической прозы: ведийского канона, брахманам и упанишадам. Там мысль и действие не разделялись. Это принципиально иное мышление, отличное от нашего дискурсивно-логического. Кажется, у разбираемого автора есть смутная тоска по неразделимости слова, мысли и действия. Тоска, кстати, понятная.
Subscribe

  • БРИТАНСКАЯ ОСТ-ИНДСКАЯ

    таинственнейшая организация! Она была создана в последний день XVI века: Елизавета I подписала указ о создании этой "торговой компании" 31 декабря…

  • ТЕПЕРЬ КАРТИНА БУДУЩЕГО,

    рисуемая Дегом в его ютуболекциях, стала ещё напряжённее, чем 10 лет назад, поэтому полезно вспомнить, так сказать, уровень притязаний…

  • ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНАЯ СИЛА

    Это давно замечено, что повышенной силой предсказания часто обладают художники. На пустом прямо месте. То есть они никак не тренируются, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments