Igor Pankratiev (pankratiev) wrote,
Igor Pankratiev
pankratiev

Category:

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ АНАЛИЗ

в России середины XIX века был, как и многое другое в её культуре, литературоцентричен.

Сейчас это явление стало много упоминаться в связи с серией сенсационных постов Дмитрия
Галковского о Михаиле Булгакове. Дмитрий Евгеньевич нажал, видно, на очень больное место
российской леволиберальной интеллигенции и российской культурной мафии, нажал, как ему
свойственно, "в щадящем режиме" (то есть не сразу выложил все аргументы, а дал время
людям высказать своё отношение и оценки, показать себя, дабы, немного перефразируя царя
Петра, ум всякого всякому же да был виден).

Непропорционально большой социальный вес и влияние в России "властителей умов" было
замечено давно (в советское время "властители" стали просто "инженерами" или "прорабами",
то есть людьми массовых профессий, техниками и технологами массовой идеологической
обработки населения, работниками СМИ и пропагандистских центров). Но именно в "Бесконеч-
ном тупике" литературоцентризм стал впервые одним из объяснительных принципов странных
свойств русского сознания и катастрофы, произошедшей с Россией в 1917 году.

Ниже приводятся фрагменты загадочного текста 1861 года, который был опубликован в журнале
«Время» (октябрь, отд. II. С. 147–168) и подписан только инициалами — «П. К.» Статья имела
сухое название: «Выставка в Академии художеств за 1860–61 год». Зато вот содержание, да и
слог... ну никак сухим не назовёшь. «Время» издавали братья Достоевские, и предполагаеся,
что автором этой рецензии был сам Федор Михайлович... (По крайней мере, Гугол-книги эту
статью находит и относит к "Критике и публицистике Ф.М.Достоевского, 1861-1864, Москва-
Берлин, 2015). В статье, кстати даётся квалифицированный разбор реалий картины В.Якоби
«Привал арестантов», а именно Фёдор Михайлович один из всех русских писателей первого
ряда имел опыт пребывания на каторге. Косвенное, но весомое указание на его авторство.

Да и вообще, написан текст в стиле Достоевского: много слов, много примеров, иллюстраций...
и все по делу. Плотность слова и мысли сразу чувствуется, хотя современному читателю с
непривычки и может показаться текст слишком пространным.

В фокусе отрывков из статьи, которые приводятся ниже, стоит творчество популярнейшего
художника-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского, и "Достоевский" сравнивает его
художественный метод и отдельные приёмы письма с творчеством и приёмами... Александра
Дюма! Литературоцентризм однако.

Автор статьи "Выставка в Академии..." уже в 1861 году отметил и разобрал явление в культуре,
которое о себе заявит в полный рост лет только через пятьдесят, когда появятся настоящие
деятели поп-культуры и сами её произведения, но сдвиг во вкусах, упрощение и омассовление
общественного вкуса замечены были им уже тогда. Итак, фрагменты статьи:

Между произведениями давно признанных мастеров первое место занимают три картины знаменитого
профессора Айвазовского. 1) Овцы, загоняемые вьюгой в море. 2) Партенит на южном берегу Крыма.
3) Буря под Евпаторией.


Aivaz 1

Aivaz 2

Талант Айвазовского всеми признан, несомненно, точно так же, как и талант Александра Дюма-отца;
и между этими двумя художниками чрезвычайно много общего. Г. Дюма пишет с необычайною легкостью
и быстротою, и г. Айвазовский тоже. Г-н Дюма написал ужасно много, г. Айвазовский тоже. И тот и
другой художник поражают чрезвычайною эффектностью, и именно чрезвычайною, потому что обыкновенных
вещей они вовсе и не пишут, презирают вещи обыкновенные. Занимательность их композиций не подлежит
сомнению: Дюма читался с жадностью, с азартом; картины г. Айвазовского раскупаются нарасхват.
У того и у другого произведения имеют сказочный характер: бенгальские огни, трескотня, вопли,
вой ветра, молния. И тот, и другой употребляют краски, во-первых, обыкновенные, а потом, вдобавок
к ним, пускают там и сям эффекты — тоже с естественным источником, но преувеличенные до последней
степени, до той точки, где начинается уже карикатура. Собственно говоря, в этом сравнении для
г. Айвазовского оскорбительного ничего нет; все искусство состоит в известной доле преувеличения,
с тем, однако же, чтобы не переходить известных границ. Портретисты это знают очень хорошо.
Например, у оригинала несколько велик нос; для сильнейшего сходства надо сделать его чуть-чуть
подлиннее; но затем, если прибавить носа еще немножко, выйдет карикатура. Зная это очень хорошо,
плохие портретисты никак не могут справиться с обыкновенными лицами, в которых нос не слишком велик,
однако не то чтобы и слишком мал, а рот и подбородок в самом деле умеренные. От этого художнику
средней руки, не Гоголю, ни за что бы не удался портрет Павла Ивановича, человека с приятными манерами,
с ловкостью почти военного человека, безо всяких резкостей в характере и в поступках. Александр Дюма
за такие портреты не берется. Г. Айвазовский тоже не любит таких обыкновенных предметов.
С тремя знаменитыми героями Дюма случаются всё вещи необыкновенные: то они втроем осаждают город,
то спасают Францию и совершают подвиги неслыханные. У г. Айвазовского мы видим то же самое.
Скала; об нее со всего разбегу расшиблась волна; на скале сидит чайка. И больше ничего.
Точно Арамис или Портос, обращающий в бегство неприятельскую армию.
Идет большое стадо белых курчавых овец; на них светит солнце так ярко, что смотреть больно,
как на всякий белый предмет, в упор освещенный солнцем. Г. Айвазовский передает это на полотне,
и на его овец, в самом деле, больно смотреть.
Природа есть, даже преувеличенная, но это еще не художество; это длинный нос, сделанный втрое
длиннее, чем нужно. Художник, может быть, позволил бы себе в большой картине две-три овцы,
освещенные таким образом; но целое стадо — никак, и целая картина, написанная нарочно так эффектно,
что на нее больно смотреть, сильно напоминает подвиги д’Артаньяна.
На нынешней выставке есть стадо овец, загоняемых вьюгой в море. С отлогого берега мчится стадо;
два пастуха стараются остановить его; некоторые овцы уже в воде; их бьет волна, и в этой сумятице
не разберешь, где начинаются волны и где кончаются овцы: все покрыто свинцовым колоритом вьюги.
Очень хорошо, все это возможно; естественная правда тут есть, но нет правды художественной.
Знаменитый герой охотничьих карикатур Хама, барон Крак выходил однажды из болота, где доставал
убитую утку, запнулся, упал и, растянувшись, прямо попал рукою на лежавшего в траве зайца.
В то же время его ружье неожиданно выстрелило и попало в летевшего мимо бекаса.
Всё это физически возможно, но художник не решился бы написать это в картине, точно так же,
как не рассказал бы этого Аксаков, если бы с ним что-нибудь подобное случилось.
Но г. Айвазовский не останавливается перед подобною нехудожественною правдой. Бывает мгновение,
когда вечернее солнце золотит предметы, на которые светит. Г. Айвазовский берет это мгновение и
пишет золоченую картину, как «Партенит на южном берегу Крыма»: в ней корабль, стоящий на якоре
под берегом, освещен солнцем так, что правый борт его весь из розового золота. Бросьте два-три
пятна из розового золота, как сделал Гоголь в описании степи, но пожалейте глаза зрителей и не
давайте золотой картины. Оттого-то Дюма и не художник, что он не может удержаться в своей
разнузданной фантазии от преувеличенных эффектов. Положим, что граф Монте-Кристо богат; но к
чему же изумрудный флакон для яду? К чему то питательное вещество, которым он мог одной щепоткой
насытиться на несколько дней? Конечно, есть физическая вероятность отыскать в природе крупный
изумруд, который годится на флакон. Но надо же знать и меру, надо уметь удержаться вовремя.


Aivaz 3

Известно, что солнце делает чудеса своим светом и тенями, и кто присматривался к его эффектам,
тот видал много непередаваемых, почти неуловимых — не столько красот, сколько странностей.
Но передавая нам о чудесах, давайте же им настоящее их место, сделайте их редкими в той же мере,
как они редки в течение дня и в течение года; не забудьте передать нам и обычные, ежедневные,
будничные подвиги солнца. А то, если станете толковать только о чудесах, поневоле впадаете в
сказку, в Монте-Кристо. Истинные художники знают меру с изумительным тактом, чувствуют ее
чрезвычайно правильно. У Гоголя Манилов с Чичиковым в своих сладостях только раз договорились
до «именин сердца». Другой, не Гоголь, по поводу разговора в дверях о том, кому прежде пройти,
на вопрос Чичикова, «отчего же он образованный», непременно заставил бы Манилова насказать
какой-нибудь чепухи вроде именин сердца и праздника души. Но художник знал меру, и Манилов
отвечал все-таки очень мило, но весьма скромно: «Да уж от того». Г. Дюма и г. Айвазовский
ни за что бы не могли удержаться, не дали бы такого безличного ответа, и при сем удобном
случае один наговорил бы вздору, а другой пустил бы блеск удивительно эффектный,
неожиданный, преувеличенный.


Aivaz 4

«Буря под Евпаторией» г. Айвазовского так же изумительно хороша, как все его бури, и здесь
он мастер — без соперников, здесь он вполне художник. В его буре есть упоение, есть та
вечная красота, которая поражает зрителя в живой, настоящей буре. И этого свойства таланта
г. Айвазовского нельзя назвать односторонностью уже и потому, что буря сама по себе
бесконечно разнообразна. Заметим только, что, может быть, в изображении бесконечного
разнообразия бури никакой эффект не может казаться преувеличенным, и не потому ли зритель
не замечает излишних эффектов в бурях г. Айвазовского?

Tags: русская мысль, русские штудии, словесность
Subscribe

Posts from This Journal “русские штудии” Tag

  • В КОТОРЫЙ УЖЕ РАЗ К ВОПРОСУ: "КТО МЫ?"

    Русский без всякого анализа, логики даже и без здравого смысла распознаёт, какое зеркало поставили перед ним: не кривое ли?! Ему говорят: смотри,…

  • В ЭТОТ ДЕНЬ 14 ЛЕТ НАЗАД

    Что-то я увлёкся перечитыванием своих старых постов (а знаете, это как-то обогащает ;-)) и расшариванием их... Думаю, это скоро пройдёт. Но старые…

  • ЭТО ДРУГОЕ!..

    Есть факты, которые кажутся на первый взгляд одной природы, и события, которые представляются идущими по одному сценарию. Но заканчиваются они…

  • БАЙДА И БАЙДЕН

    Дмитрий Иванович Вишневецкий, в народном эпосе — Казак Байда, волынский православный магнат из рода Вишневецких. Владел обширными землями в…

  • ЭТО БЫЛО, БЫЛО!

    Существует фото участника Бородинского сражения! И это фото един- ственное. Потрясающий фотодокумент: Павел Яковлевич Толстогузов в возрасте 117…

  • НУ И ЧТО

    что в английском слов больше, зато наши слова длиннее:

  • ТАКАЯ ЖЕ, КАК СЕЙЧАС

    погода зафиксирована в 1887 году г-ном Первухиным Конст. Конст-чем на полотне "Осень на исходе": все деревья давно голые, небольшой морозец, но…

  • БЫТЬ РУССКИМ: НЕВЫГОДНО И ОПАСНО!?

    Нам не хватает хорошо подготовленных и при этом национально мыслящих авторов. В моём списке их пока не больше полутора десятков. Михаила Ремизова я…

  • РУССКИЕ ШТУДИИ

    Происхождение понятия Малороссия В 2010 году путешествуя по Львовской области, я забрёл в греко-католический монастырь в селе Подкамень,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments