Igor Pankratiev (pankratiev) wrote,
Igor Pankratiev
pankratiev

НУ, И ПОД КОНЕЦ ДНЯ 23 ФЕВРАЛЯ

ну, теперь я. Первый минометный "выход" (Луганск, сего 2014 года)

за два дня до того, как автора совершенно справедливо послали за стрельбу в воздух на неделю перевоспитываться в штрафники, был убит на Вергунке комроты штрафников, знаменитый Мангуст. И это дало автору возможность попасть в минометный взвод - и шесть свободных дней на то, чтоб освоиться с минометом.
На седьмой день нас бросили на выезд из Луганска - прямо под жёлтую стелу с синей надписью с названием города. Она оказалась бетонная - только обтянута жестью - и держала осколки... Мы выбросили свои минометы из газели на обочину и рассредоточились вдоль шоссе в ожидании приказа кидать мины. (Его так и не последовало до темноты - по зеленке шарил наш спецназ, и мы не должны были его задеть). Зато укропы по нам постарались.
Ударили сначала простыми минами из стодвадцатых (они гораздо мощней наших восемьдесятвторых). Потом свист стал обрываться в воздухе. Снаряды вращались над нами с воем, как флюгера, а с неба как снежок сыпалась зажигательная смесь. Нас заранее предупредили, что если начнут сыпать фосфор, надо срезать на себе форму, а то и кожу ножом... "Снежок" прошел метрах в пяти от автора, и загорелась зеленка. Она горела долго, превращаясь в пепел.
Мы перешли на другую сторону шоссе. Наши передовые позиции были невдалеке, доносило пулеметную стрельбу. По нам же лично огонь пока прервался. Приказа все не было, и автор решил от нечего делать и для истории прикурить "от фосфора", горевшего через шоссе. Над дорогой посвистывали пульки, проходившие меж двумя невысокими "стенками" зеленки. Автор собрался, удачно форсировал коммуникацию и по пояс в бурьяне двинулся к очагу возгорания. Добравшись до него, он прикурил. Ему кричали: "ну всё! Теперь ты пожизненно импотент!" - но он не поверил, и правильно сделал.
Подъехал расчет артиллеристов с гаубицей. Они должны были тут остаться - а мы вернуться на базу, поэтому мы начали помогать им рыть, а потом накрывать блиндаж. За это время наш комбат дважды сгонял на газели в город, отвозя с "передка" одного "двухсотого" и одного "трехсотого". Автор с товарищем выворачивали из земли бетонные плиты для блиндажа. Потом товарищ резонно сказал ему, что пушкари должны стараться сами, и они залегли под газелью, на которой расхаживал комбат как Наполеон озирая горящие окрестности. Вдали на Хрящеватое из Луганска лупили наши "грады" - работал батальон "Заря". Затем нас позвали к строющемуся блиндажу. Другой товарищ с нашего взвода тоже очень резонно попросил автора больше не халявить, и дело пошло. Автор работал лопатой и ломом прямо в разгрузке, потому что ждал, что будет еще воевать. Поэтому же он берег силы и действовал короткими, но интенсивными "подходами". Выдыхался (надо было снять разгрузку). Мы менялись. Дважды высылали разведов через зеленку на подозрительный шум (автор думал, что диверов там нет; но стоило, конечно - чтоб жизнь мёдом не казалась). Укропы снова начали по нам долбить. Темнело. Огонь крепчал. На свист мы бросались головами в недорытый блиндаж - ноги умещались не у всех. Комбат бесстрашно разгуливал поверху и рассказывал нам, как же красиво ёбнуло - а мы не видели.
Потом мы накрывали блиндаж брусьями: брали их по двое и несли, накатывая на нашу постройку (выройку) поверху. По нам кидали все гуще. Один из товарищей автора проявлял явные тенденции к тому, чтобы после разрыва как можно подольше оставаться в лежачем положении. Но автор видел, что работы еще много, что темнеет, приказа уж не будет и надо торопиться, чтоб уехать не совсем по ночи. - В конце концов, надо же было уже чего-нибудь пожрать, да и потерь у нас до сих пор не было; не хотелось терять такого достижения. - Поэтому он бил товарища носками берцев по торчавшим из блиндажа пяткам, стимулируя подыматься для совместной переноски брусьев.
Мы все сделали, разыскав в темноте поприслоненные к кустам и деревьям автики, загрузили обратно в газель так и не сыгравшие минометы, и с чувством выполненного на сёдня долга, но морального неудовлетворения поехали обратно на базу.
Автор после того неоднократно и в общем, удачно кидал мины. Но первый выход, несмотря на это, для него так и остался "первым".
Tags: война, показания свидетеля
Subscribe

  • ПРИ ОТСУТСТВИИ ФОТОГРАФИИ

  • А ВИДЕЛИ

    какой замечательный кальмар изображён на полу Никольского Морского собора в Кронштадте? Очень модернистский и одухотворённый, даже немного…

  • 241 ВЕНЕЦИАНОВУ

    Алексей Гаврилович родился 18 февраля 1780 в купеческой семье. Он, известный русский живописец, был не только членом Академии художеств, но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments