February 8th, 2021

Ден

ПРОБУЖДЕНИЕ ДЕМОНА ХОЛОДА

[...демонический Холодильник!]
То ли дело, братцы, у нас, в России: Мороз Красный нос, Снегурочка — весёлые духи зимы! Пусть и
обманчиво весёлые. Есть, правда, ещё воинственный и жестокий Генерал Мороз в народном вкусе,
повелитель стужи, которая испокон веку есть русский боевой приём, но и и этот вояка не так,
чтобы уж очень злой, обычно шепчет врагу на ухо: "Ты, паря, небось, просто засыпай лучше..."

А в Западной Европе этот стихийный демон холода (The Cold Genius), который убивает иного европейца,
когда лужи даже ещё не замёрзли, какой-то ещё и унылый, и если б не карнавальная традиция, то был бы
и вообще нам, русским, не интересен. Но есть на Западе музыка барокко, которой у нас нет и которая
вполне способна сделать этого унылого персонажа вполне интересным и даже каким-то загадочным. Таков
гений холода у Пёрселла в его опере "Король Артур", а современная сценография может запросто предста-
вить зрителю демонический Холодильник!





Помните, какие у страивали увеселения в Россiи прямо на льду рек (Невы, Москва-реки): и бега, и горки
и даже трамвай пускали зимой по речному льду!.. Так вот, оказывается в XVII-XVIII вв. нечто похожее
устраивали и на всё-таки тогда замерзавшей матушке Темзе в Лондоне... а именно: большую ярмарку
(всё-таки англы торговая нация):

Ден

ПУШКИН. ЧЁРНАЯ РЕЧКА

[Сегодня годовщина последней дуэли Пушкина.]Сегодня годовщина последней дуэли Пушкина.


Народное представление о Пушкине-дуэлянте, граффити

За предшествовавший ей год Пушкин уже трижды посылал
вызовы на дуэли – Николаю Репину, Семёну Хлюстину и
Владимиру Сологубу, рассчитывая, что будет за это от-
правлен в ссылку из Петербурга. Все три дуэли были от-
менены. Четвёртая закончилась смертельным ранением поэта.
(Сергей Петров, Аquilaaquilonis)


Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит —
Летят за днями дни, и каждый час уносит
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём
Предполагаем жить, и глядь — как раз умрём.
На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальную трудов и чистых нег.