February 7th, 2021

Ден

АРХЕТИП ВЕСЁЛОГО ГЕНИЯ

[...веселье будет, однако, как-то всё чем-то не тем...]
Да, конечно, этот архетип как-то связан с "Весёлой наукой"
Ницше и теоретическими постулатами творчества средневековых
трубадуров. Но веселье будет, однако, как-то всё чем-то не
тем без особой работы над собой и своим бессознательным,
которую называют "жизнью в зоне дискомфорта" и ещё "отложен-
ной гратификацией (вознаграждением)". Эта практика есть по
сути работа со своим индивидуальным и социальным бессознатель-
ным или общение с богами с маленькой буквы или духами или демо-
нами, которых никак не избежать даже и православному, а может
православному в первую очередь, который отправился в путь ко
Христу, и на этом пути ему могут помочь описания и предостере-
жения даже и язычников, тех, кто уже здесь ходил раньше...


Бог Один — весёлый творческий гений

Из тысяч мифов и символов, порождённых коллективным сознанием человечества, история Одина – верховного бога германо-скандинавского пантеона – стоит особняком, так как лишь ей удалось с лаконизмом и яркостью проиллюстрировать основополагающую этическую истину, тот тернистый путь, что ведёт ко всякому значимому внутреннему достижению и качественному скачку.

Стремясь к обретению мудрости, потребной, дабы править мирозданием, Один предпринимает, казалось бы, нелепый шаг – он сам подвешивает себя за ногу на Мировом древе Иггдрасиль. Один день сменяется другим, голод и жажда мучат его, холодные ветры и хищные птицы терзают тело бога. Уже девятый день минул и девятая ночь на исходе, свет жизни начинает гаснуть в Одине, и вот в последней предсмертной агонии он устремляет свой взор на землю и ему открывается высшее знание, магия рун; верёвка лопается, а бог падает вниз, перерождённый. Но и того Одину мало, ибо ему известно, что в Йоттунхейме, стране великанов, бьёт волшебный источник, один глоток воды из которого дарит высочайшую мудрость. Великан Мимир, его дядя, охраняет источник и никому не дозволяет испить из него. Лишь после долгих увещеваний Одина Мимир уступает, однако требует, дабы взамен бог собственноручно вырезал себе глаз. Без колебаний Один берётся за нож и исполняет требуемое. Наполнив затем рог водой и осушив его одним глотком, Один наконец приобщается к вожделенной им мудрости и своим единственным глазом начинает видеть лучше и дальше, чем когда-либо видел двумя.

Миф об Одине содержит в себе целое созвездие интуиций в механизм самоизменения, трансформации нашего внутреннего и, как следствие, внешнего мира. В первую очередь, он показывает, что огромное приобретение требует огромной утраты, требует предваряющей его жертвы. Далее, он подчеркивает, что это всегда жертва самому себе, кровавая борьба с самим собой и собственной волей, что «Я» выступает обеими сторонами этого сурового контракта. Это понимает Один, принесший себя себе же самому в жертву на древе Иггдрасиль, это понимает и Мимир, требуя от Одина совершенно не нужный самому великану глаз бога. Мимир хочет испытать решимость Одина преодолеть свои боль и страх, решимость заплатить высокую цену и пройти избранным путём до конца, дабы был соблюден космический закон – лишь через утрату возможным оказывается приращение.

Люди в большинстве своём столь инертны...


Судя по всему, именно из мифа об Одине родился образ Повешенного, изображенного на двенадцатом аркане Таро. На карте мы видим мужчину, подвешенного за ногу на кресте. Несмотря на тяжесть его положения, лицо Повешенного абсолютно спокойно, а его голова окружена нимбом высшего озарения – тем самым добытым Одином знанием. Чтобы подчеркнуть намеренность и целенаправленность приносимой жертвы, одна нога мужчины заложена за другую в медитативном жесте. Повешенный суть то же самое, что Один, но мы обратимся именно к нему за вторым смысловым измерением германо-скандинавского мифа.


12-я карта Таро: Повешенный

Фигура на кресте представлена, что называется, in resignation – в положении окончательного смирения, отказа от борьбы; Повешенный сдался, однако именно так он достиг полной победы. Повешенный не только учит, что приобретение неотделимо от отказа, и чем больше мы хотим получить, тем больше нам придётся отдать. Он показывает, что зачастую верное решение проблемы – парадоксально, неочевидно, внешне противоречиво. Поставленная цель может достигаться не усилием, а отказом действовать – не-деянием, выжиданием. Победа может быть одержана через отказ от наступления, мягкость способна на то, с чем не справился напор. Об этом писал Лао-Цзы: «Нет уступчивей под небом, чем простая вода. Нет равного воде под небом в преодолении твердого, прочного. Слабый одолеет сильного, мягкое одолеет твердое. Любой знает эту правду. Никто ни признает ее за истину».

Там, где мы более всего желаем настоять на своём, бывает необходимо отступить назад, там, где наше желание сильнее всего, от него нужно отказаться, то, что мы хотим удержать, необходимо отпустить – и лишь тогда нам удастся первое. Во многих ситуациях мы достигаем желаемого лишь совершая эти парадоксальные и противоречивые действия. В отличие от первого урока от Одина, мудрость Повешенного не универсальна. Нам не всегда выпадает эта карта и не всегда решение является парадоксом (то есть тем, что верно, хотя кажется обратным), однако это случается достаточно часто, чтобы не забывать о нём.
Читать полностью.