June 27th, 2019

Ден

САМОЛЁТИК!..

[в ролике самолет Wyandotte]
Нечто похожее когда-то было и у меня, а в ролике самолет Wyandotte 1930-х годов. Только все мои
игрушки быстро ломались до нуля: материал был похуже и потоньше. Почему-то всё массовое было
такое э-э низкокачественное, хотя сегодня разве лучше? Даже слово "ширпотреб" стало негативным...
а краска... ох, какая некачественная была в Совдепии краска, а следовательно и игрушка в целом.
Похоже, что в начале ХХ-го века металл и дерево не так легко ломались в руках детей, и сегодня
сохранилось, дошло до нас то, что можно реставрировать! Как я позавидовал этому реставратору
игрушек, какие у него инструменты: не купишь даже и сегодня, когда казалось бы только плати
деньги. А какие краски! Но и руки и голова у мастера, что в видеоролике, на месте. Как он
разбирает проржавевшее и закисленное. Но главное, он потом и собирает! Смотрел 10 минут не
отрываясь... Правильно говорят, что на огонь, бегущую воду и правильно работающего человека
можно смотреть бесконечно!


Ден

ГОРОД БОГИНИ АФИНЫ

[цивилизация почти не портится в таком климате]
В Афинах на ролике жарко и сухо, цивилизация почти не портится в таком климате. А у нас как раз сейчас
похолодание на на недельку и дождь идёт... и что не под крышей, начинает быстро гнить, ржаветь, истлевать.
Так что, посмотрим на античные памятники:

Ден

НАШ ЯЗЫК,

[уж таким нам его Бог дал]
как, например, и греческий, он — синтетический, то есть не аналитический и не очень рациональный: слова можно ставить в произвольном порядке, то есть русская речь всегда имеет поэтический и где-то даже мифологический характер: нам трудно держать рациональную планку, нужно следить за собой, рефлексировать, делать усилия. Да ещё постоянно мы, когда говорим, ставим маркеры коммуникации, то есть добавляем личного отношения и эмоций (об этом хорошо пишет и говорит на ютубе Анна Коростелёва willie_wonka). Это особенность нашего мышления, а следовательно и языка, уж таким нам его Бог дал. Наш язык очень своеобразно видит и членит мир на категории, вещи и пр., подтверждая гипотезу Сепира-Уорфа. Наш язык (и мы) видим по-русски. Вот этот фрагментик, блуждающий по сети, давно лежит на складе материалов (кстати, а почему именно "лежит"?.. ну, в общем, он находится там):

Перед нами стол. На столе стакан и вилка. Что они делают? Стакан стоит, а вилка лежит. Если мы воткнем вилку в столешницу, вилка будет стоять. То есть, стоят вертикальные предметы, а лежат горизонтальные. Добавляем на стол тарелку и сковороду. Они горизонтальные, но на столе стоят. Теперь положим тарелку в сковородку. Там она лежит, а ведь на столе стояла! Может быть, стоят предметы готовые к использованию? Нет, вилка–то готова была, когда лежала.

Теперь на стол запрыгнула кошка. Она может стоять, сидеть и лежать. Если в плане стояния и лежания она как–то лезет в логику "вертикальный–горизонтальный", то сидение — это новое свойство. Сидит она на пятой точке. Теперь на стол села птичка. Она на столе сидит, но сидит на ногах! Хотя вроде бы должна стоять. Но стоять она не может вовсе! А вот если из птички сделать чучело, оно как раз будет на столе стоять!

Может показаться, что сидение — атрибут живого, но сапог на ноге тоже сидит, хотя он не живой, да и сидеть ему нечем! Так что, поди пойми: что - стоит, что - лежит, а что - сидит.