May 24th, 2019

Ден

ТОТ САМЫЙ

[его ещё называют великим уравнителем]
Да... он, его ещё называют "великим уравнителем" (согласно
американской поговорке: «Господь Бог создал людей, Авраам
Линкольн дал им свободу, но только полковник Сэмюэл Кольт
наконец сделал их равными»).



На рисунке — полковник Сэмюэль Кольт, а в руке у него
что-то вроде вот такого "уравнителя":


Массово производившийся Colt Navy 1851 года.

Но есть в ряду кольтов и раритеты, настоящая красота:



Таких сегодня сохранилось всего 21 экземпляр: украшенный
нанесённой золотом насечкой, изображающей диких животных,
револьвер 31-го калибра карманной модели Colt 1849.

Револьверы были выпущены ограниченной серией для Всемирной
выставки в Лондоне 1851 года и стали предметом особой
гордости и своеобразной "визитной карточкой" Кольта: он их
дарил или продавал только самым важным персонам: три таких
револьвера оружейник презентовал Николаю I. Сейчас они
хранятся в Государственном Эрмитаже.
Ден

ПУШКИН И ПУШКИ

[народ сохранил такое устно передаваемое предание]
Помнится, об Пушкина спотыкались (всё у того же Хармса). Да и Пушкин... того, был весь такой порывистый, шёл, обычно не разбирая дороги, и потому часто спотыкался. Но нам интересно знать не то, что иногда великий поэт натыкался, скажем, на камень — это дело обычное для любого, а вот когда он наткнулся и споткнулся... об пушку! Потому что ведь предмет преткновения созвучен его фамилии.

Что ж, народ сохранил такое устно передаваемое предание. Дело было в Одессе в 1824 году, поэтому это фольклор не еврейский, как вы может подумали, а русский. Так вот, там, где сейчас Карантинная аркада, тогда ещё сохранялась крепость Хаджибей, её взял со своим отрядом в 1789 году (т.е. всего-то за 35 лет до описываемых событий) генерал Де Рибас. Ну а в крепости — гарнизон и... пушки!


Вот как сегодня выглядит одна из башен крепости. И пушка.

Ну и Александр Сергеевич пробираясь в потёмках (увы, в Одессе в 1824 году было темно, как...) к себе, на дачу Рено, забрёл на артиллерийскую батарею крепости, и больно ушиб ногу об что-то металлическое. Позднее, когда к чертыхающемуся поэту подошли с фонарями, Пушкин увидел пушку. Сперва поэта чуть не арестовали, как вражеского лазутчика, но, опознав столичную знаменитость, устроили пирушку, завершившуюся артиллерийским салютом, за который отдавший такой приказ офицер, прапорщик П.А.Григорович угодил на гауптвахту.

Вот эта гаупвахта заставляет думать, что это вовсе не легенда, а достоверный пересказ события. Дело в том, что там, где появлялся Пушкин — воцарялся на некоторое время Хаос, ну и Дионис, конечно тоже, вещи начинали идти ходуном и переворачивались вверх дном, и молодой прапорщик ещё легко отделался.

Одесса как может старается удержать в памяти образ того Пушкина, 24-летнего, очень стройного и, как денди, одетого. Это второй памятник Пушкину, установленный в Одессе.

3 июля 1823 года Пушкин переезжает в Одессу. Первые месяцы беспечны. Пушкин гуляет по бульварам, пьет кофе в кофейне Пфейфера на Дерибасовской (по-восточному, с гущей), обедает в ресторане Цезаря Отона, заказывая черноморских устриц и шампанское, посещает оперу и частенько заканчивает свой день в казино.

В гардеробе Пушкина появляются архалук (узкий кафтан), феска и трость, сделанная из ружейного ствола, которая весит 3,6 килограмма (отличное уличное оружие, да и для тренировки руки на случай дуэли).

Вокруг поэта много прекрасных женщин, которым он посвящает около 30 лирических стихотворений. Он увлекается то «молодой негоцианткой» Амалией Ризнич, то красавицей-полькой Каролиной Собаньской и, в конце концов, попадает под чары Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой — жены генерал-губернатора.

На почве пушкинских амурных похождений возник и другой фольклор, вот он похоже таки еврейский.

Рассказывают, что Пушкин посадил в Одессе несколько деревьев. В качестве доказательства одесситы предъявляют платан на Приморском бульваре и тополь под окнами дома Амалии Ризнич, и уверяют, что Пушкин сажал деревья под окнами всех симпатичных ему дам. Но скажу так: ни одному пушкинисту, даже одесситу, не хватит фантазии, чтобы представить Пушкина с лопатой!

Но вот далась зачем-то одесситам определённой разновидности эта лопата. Острят так: Пушкин часто делал заметки на полях, на что помещики сильно ругались и заставляли убирать заметки лопатой (!)

А проходя с вами по Думской площади, одессит расскажет, что здесь Пушкин потерял калошу. В те времена в Одессе действительно бывало грязно — город только начинали мостить. Но замечу, что иногда и хвалёный одесский юмор лишь раздражает.
Ден

УЗНАЁМ, ЧТО...

[деревенские жители занимаются промысловым выловом сёмги]
Смотреть художников соцреализма оказалось не только интересно, но и полезно. Вот ниже работа: Василий Рождественский: «Колхозная путина на Белом море. Лов сёмги», 1937-48 гг. Она и сама по себе интересная, но её можно рассматривать ещё и как исторический документ.

Во-первых, поражает, что деревенские жители занимаются промысловым выловом и ни чего-нибудь, а сёмги! Cегодня это запрещено законом. Прямо как в былые времена (с 1917 прошло всего-то 20 лет). Но самое поразительное, и это во-вторых, — это то, как одета деревенская женщина.

Это рабочая одежда, но важно, что она — традиционно народная. Материя добротная, плотная, домотканная, душегрейка — овчинная, но главное, одежда эта — красивая! А кичка (под платком) вышита золотой нитью, и ещё на поясе виден кусочек золотой цепочки.

Крестьяне Русского Севера вообще сохраняли старую культуру очень долго: до 1980-х на праздники (например, в Усть-Цильме на Печоре) можно было увидеть женский наряд, который фольклористы-исследователи оценивали в 30-40 тысяч долларов (не рублей).

Короче, по этому небольшому фрагменту народного быта, запечатлённому в 1937-м году или чуть позже, можно получить представление о крестьянской жизни в этом регионе дореволюционной России.
Ден

БЕССТЫДНЫЕ РУССКИЕ НЕГОДНИКИ

[Во Владивостоке]
Во Владивостоке, как сообщает пресса, школьники устроили выпускной
«в БДСМ-костюмах» (на самом деле это не БДСМ-костюмы, но ладно).




Что видят на этой фотографии недобитые советские люди, в 80-ые
вступавшие в КПСС, в 90-ые стоявшие на панели, в 00-ые обжиравшиеся
«гламурным путинизмом», а в 10-ые ставшие судьями и депутатами
и сейчас читающие мораль со страниц федеральной прессы:
бездуховность, аморализм, молодых чудовищ, разврат, конец света.

Что видят на этой фотографии русские люди: нарушающую границы
свободную и дерзкую молодежь, которая перепишет «нашу общую советскую
историю», снесет Мавзолей, пересмотрит итоги приватизации, распустит
ООН и оккупирует Евросоюз. Нарушение норм международного права и
разрушение считающихся нормами основ многонациональности начинается
с нарушения дресскода и разрушения советских пуканов. Те из вас,
кто всерьез изучал историю, в курсе что творили гимназисты в Российской
Империи - и что эти БДСМ-зайчики в разы ближе к Настоящим Дореволюционным
Русским, чем лицемерно-совковые пионеры-всем-ребятам-куколдеры.

Ибо Настоящий Русский - это свободный и властный человек, а свобода
и власть - это всегда вызов, демонстративный. Каковой вызов мы и
видим на данном фото.

В добрый путь, бесстыдные русские негодники!

Источник
Ден

ПОРТРЕТ ГОСУДАРЯ

[так и незаконченный]

Заказывать портрет Валентину Серову – было большим риском. Он был требователен,
работал медленно и героям своих картин никогда не льстил. И мог отказать, если
находил клиента неинтересным. Но, несмотря на перспективу быть униженными или
позировать месяцами, серовской кисти вожделели многие. Среди них и Николай II.

Император был на сеансах терпелив и покладист – он не раз рассказывал родным,
как снова едва не заснул, долго позируя Серову. В 1900 году Валентин Александрович
поссорился с монаршей семьей: императрица попыталась давать ему советы, и тот
вспылил – бросил портрет неоконченным и заявил, что в «этом доме больше не
работает». Николай Александрович пытался вернуть расположение художника, но тот
оставался непреклонным.

Впрочем, ни это, ни карикатуры, которые Серов рисовал после событий 1905 года,
не повлекли за собой никаких репрессий. Император продолжал ценить его как
живописца. Он не пытался как-либо мстить и помогал после смерти Серова с
организацией его выставок.