May 15th, 2019

Ден

СОЦИАЛИЗМ —

[пропить его можно]
— старинный инструмент действия политической элиты, хоть национальной или хоть какой. Им пользовалась даже монархия (см. Ещё более социалистический социализм), хоть у себя в метрополии, хоть в колониях. Облегчает хозяевам управление и жизнь. Мы обладаем бесценным опытом нахождения под социализмом, знаем изнутри, как крутятся у него шестерёнки. Поэтому не надо просерать социалистические полимеры. Хоть он и распространялся у нас бесплатно, пропить его можно. Надо помнить, что есть ещё более колониальные колонии, чем мы:



Дополнение:

1) Фото слева: как приятно видеть русскую кириллицу в Монголии, а текст нужно прямо с билборда в гранит: Торговля является связующим звеном между промышленностью и потреблением, как хотите, но по мне это гораздо круче, чем "Учение Маркса всесильно, потому что оно верно".

2) Фото справа: (тюркский на русской кириллице, то есть, чувашский, башкирский, татарский) "Коммунизм -- светлое будущее всего человечества". Нет не надо пропивать социалистические полимеры: столько удовольствия!
Ден

КУЛЬТУРА ИЛИ ЦИВИЛИЗАЦИЯ?

[Опыт микроэссе в технике строматов и центонов]Опыт микроэссе в технике строматов и центонов.

Когда слышу слово "культура", то хватаюсь за пистолет, так,
что золото сыплется с кружев розоватых брабантских манжет.



Не лезьте ко мне с культурой, дайте лучше цивилизации, даже две.



Культура — это вовсе не противоположность варварства; часто
это лишь стилистически цельная дикость. Культурой могут быть
эстетически законченные формы заигрывания со злом: чёрная
магия, содомия, человеческие жертвоприношения...
Грязь, разложение, деградация могут быть духовно организованными,
иметь стиль, осанку и вкус...

Цивилизация – это разум, просвещение, смягчение нравов,
одомашнивание, скептизизм, здоровый образ жизни,
а также удобство и комфорт.



Есть наука культурология, а где цивилизациоведение?
Ден

БЕЗ ШЕЛУХИ

[и чисто русского издевательства над]
Принято считать, что самый русский из русских писателей — Розанов, по складу мысли и взгляду на мир. Но с ним рядом следует, кажется, поставить ещё и Чехова. Причём... за его рационализм и трезвость! Он этим очень дополняет часто такие трансцендентные мысли Розанова. А вы не знали? Две эти черты, рациональность и трезвость — очень русские.

1. Умный любит учиться, а дурак — учить.

2. Мы были молодые и глупые. Мы верили в магическое слово «потом». Никогда, никогда это «потом» не наступает.

3. Самое главное, самое главное — не унижай своего близкого. Лучше сказать: «Ангел мой!», а не «Дурак».

4. Никакой красотой женщина не может заплатить мужу за свою пустоту.

5. Женщины без мужского общества блекнут, а мужчины без женского глупеют.

6. Женщины мечтают иметь узкую ступню, но жить на широкую ногу.

7. Лучше от дураков погибнуть, чем принять от них похвалу.

8. Если не знаешь, что испытываешь к человеку — закрой глаза и представь: его нет. Нигде. Не было и не будет. Тогда всё станет ясно.

9. Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»

10. Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.

11. «Циник» — слово греческое, в переводе на твой язык значащее: свинья, желающая, чтобы весь свет знал, что она свинья.

12. Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.



Некоторые максимы (напр., 7 или 9) прямо в духе народных сказаний про Ходжу Насреддина. А фольклор — средоточие рациональной традиции. А вообще эта дюжина строчек вместе звучат, как поэма. Мне больше всего нравится 12... впрочем, я — собачник (как и Чехов), и потому предвзят. Ну ладно, поставлю на первое место 10 как невероятное предчувствие грядущих русских переживаний боли и чисто русского издевательства над этим.
Ден

ПЕРВЫЙ В МИРЕ МУЛЬТИК

[...а вскоре последовали мировые войны и революции...]
называется "Фантасмагория", 1908, длит. 2 мин., автор Эмиль Коль (1857 - 1938), склеен из 700
рисунков, снятых на плёнку и оставленных в негативе, содержание... вот тут проблема. Ну, разве
что описать его как-то как болезненный сон:

...я был одет как клоун, а потом я был в театре, я тоже прятался под шляпой этой дамы,
а парень позади нас выщипывал перья, и я, может быть, тоже был гнездом в коробке? И у меня
была удочка, которая превратилась в растение, оторвавшее мою голову. А потом была гигантская
бутылка шампанского и слон, а потом вдруг я оказался на операционном столе, и вы знаете,
как иногда во сне это похоже на то, что вас разбивают, и вы умираете. Но я сбежал, взорвав
себя, как воздушный шар, а затем я запрыгнул на спину лошади... а затем я проснулся
.

Кое-что объясняет дань уважения автора к так популярным в Европе середины XIX века волшебным
фонарям и кратковременному движению в искусстве 1880-х, называемым бессвязным (Incoherent):



Коль потом много занимался политической карикатурой, пока не сточил на этом свои критические
зубы, но создал-таки за последующие 15 лет ещё 250 мультфильмов.

По этому мультику видно, как изменилось за 110 лет отношение людей к самим себе. Публицистика
сейчас много толкует о расчеловечении людей путём пропаганды, это значит, что в уме держат,
что раньше-то человек был более человечен. Но по этому мультику видно. что в нём человек,
наоборот, ещё недо-человечен: это кто-то или даже что-то не достойное уважения, малозначимое
и легко заменимое. Это некто или нечто, что значительно позже назовут "одномерным человеком",
а также человеком — винтиком в социальных мегамашинах и человеком — придатком конвейеров.
При таком отношении в самом начале ХХ века людей к самим себе не удивительно, что вскоре
последовали массовые мировые войны и революции с массовым же смертоубийством.
Ден

АВТОРСТВО И ВОРОВСТВО

[украсть вечный эйдос]
Тут на примере фото с комбинированным изображением обсуждают плагиат в (фото)искусстве. Разумеется, простая замена авторства на произведение — не интересна, это очевидное воровство произведения. А вот если воруют идею?

Идеалист, относящийся к идеям с почтением, сразу скажет, что украсть вечный эйдос (образ-идею) невозможно: он как пребывал вне нашего материального мира, так и пребывает, независимо от того, скольким своим воплощениям (в данном случае — произведениям) он послужил прообразом, прототипом, идеальным образцом. Родятся новые поколения авторов, они вновь обратятся к эйдосу, создадут новые произведения, некоторые из них назовут даже вечными (или как сейчас говорят: "вечнуха" и "нетленка"), но это всего лишь метафора: умрут даже такие произведения. И только эйдос продолжит... ну, в общем, ясно.

Поэтому в опросе при этом обсуждении я выбрал самый, как оказалось, малочисленный вариант — "развитие идеи". Но это скорее мой аванс авторам, которые воспользовались как образцом чужим произведением для развития, а может даже и переосмысления. Или это даже выдача мною желаемого за действительное, потому что, на мой взгляд, оригинал остался гораздо лучше представленных в посте двух вариантов его развития.

Но ведь могло бы быть и совсем наоборот, как это якобы произошло с картиной Маковского, тоже упоминаемой в посте и на которую топикстартер ссылается, думая, что Маковский здесь плагиатор и не зная, что картина Маковского написана на 27 лет раньше. Но в случае с Маковским оригинал снова рулит, и легко бьёт подражателя:


Слева — William-Adolphe Bouguereau: Les deux soeurs, 1899.
Справа — Константин Егорович Маковский: "Дети, бегущие от грозы", 1872.
Ден

ПО-АМЕРИКАНСКИ —

[— это значит по-русски, по-суворовски!]
— это значит, что преследуя свои национальные интересы, можно преследовать
противника на чужой территории, это значит — вести себя по-хозяйски, по-имперски,
если надо, грубо поплёвывая на международное право, которого для американцев
просто нет. Но главное, скажу сейчас неожиданное: по-американски — почти 250 лет
назад это значило — по-суворовски!

Кубанский корпус Суворова и донские
казаки во главе с наказным атаманом Иловайским
перешли Кубань и 1 октября напали на лагерь
ногайцев в урочище Керменчик на территории
Османской империи, с которой в то время у России
войны не было.

Суворов отдал приказ беречь снаряды и пули,
а действовать в основном штыками.
Как считает упомянутый историк, жертвами резни
стали десятки тысяч ногайских воинов, а всего
в ходе усмирения ногайского восстания погибло и
умерло при депортации примерно 400 тысяч ногайцев
обоего пола и всякого возраста.

Около 700 тысяч ногайцев за 1777-1783 гг.,
по данным Владимира Гутакова («Русский путь к югу»,
«Вестник Европы», 2007, № 21), ушли в пределы
Османской империи.


Слева — "Усмирение ногайцев казаками Суворова", 1783.



Персидский поход, 1780.