May 25th, 2018

Ден

ANYTHING GOES

[Государь, сделайте меня немцем!]
Жж-френд Данте Беретта, по его собственному самоопределению, русский джентльмен и, поэтому англофил, опубликовал подчёркнуто сумбурный и, по-моему, принципиально неправленный пост Английские боги. Похоже, стиль черновика или рабочего материала нужен автору, чтобы выразить свой эмоциональный настрой по поводу затронутого предмета. А предмет этот можно обозначить одним из новопроклятых (русских) вопросов: "почему мы не англичане?" Этот вопрос, очевидно, перекликается, если прямо не следует, из известного восклицания, кажется, генерала Ермолова: "Государь, сделайте меня немцем!".

Разумеется, френд Данте не отвечает в посте на этот вопрос, зато обещает раскрыть его в целой серии (!) своих будущих Жж-публикаций. Серию эту он прикидочно, в первом приближении, думает озаглавить как "Англичане — это боги" или "Для кого англичане — боги". А пока в качестве затравки, чтобы наше читательское мышление начало продуцировать свои варианты ответов, он вбросил сверхинтригующую формулировку, точнее некоторый контекст. Исходным пунктом формулировки, к которой мы подходим, послужил коммент Максима Солохина (palaman):

Если Бога нет, то в мире должны безусловно доминировать жуликоватые пираты, носящие титулы лордов. Если.

Я помню этот коммент, помню, что тогда ещё подумал: но ведь это так и есть! Доминируют! Но я не высказал этого, подумав, что не стоит мешаться в чужой разговор, но к сожалению тогда этот обещающий разговор заглох. Зато теперь Данте снова его вводит в фокус внимания:

Уважаемый Максим, именно, именно, именно потому, что Бог есть, в мире не просто доминируют, миром правят жуликоватые пираты, носящие титулы лордов. Одно другому не просто не мешает, одно из другого прямо вытекает! Иначе просто не возможно, но об этом уже в следующем посте.

В следующем.

А пока в текущем разбираемом нами постинге Данте прошёлся по феминизму... не заморачиваясь, что это социальное и субкультурное явление прекрасно используется теми же англичанами как инструмент политики, хоть внутренней. а хоть внешней. Да что там: ведь и корона пока отдана в руки "Бабы Лизы" Виндзор. Раз надо — значит, надо! Anything goes! Сгодится всё, что пойдёт на пользу пиратам и феодалам.

Заканчивает Беретта фото членов клуба In & Out, истовых служак и бывших военных, видимо чтобы дать русским джентльменам визуальный образ желаемого:


"За Веру, Царя и Отечество!"


Но в материале, откуда взято это фото, замечено, что like many gentlemen's clubs the In & Out has now opened its doors to women, but it still has a predominantly military or ex-military, male membership:


Ну и где вы видите бритву у неё в руках?.. Невооружена и совсем безопасна.


Подписаться на Телеграм-канал "Вокруг да около"
Ден

ДОЛЖНОСТЬ ПРОФЕССОРА В ОКСФОРДЕ

[для эзотерика и монаха, изощрённого теолога и чистого мага]
было не просто заполучить даже Джордано Бруно!.. А удержаться в Оксфорде и того труднее. Впрочем, интеллектуальной звездой Бруно сделали позже, в Эпоху просвещения. О личности одновременно эзотерика и монаха Джордано можно кое-что узнать из его прошения о принятии на работу, то есть как сегодня бы сказали: из его резюме.

Резюме XVI века
В эпоху Возрождения при приеме на работу тоже требовалось резюме. И, например, Джордано Бруно отрекомендовался ректору Оксфордского университета следующим образом:


«Филотео (греч. «друг Бога». — С. Ц.) Джордано Бруно Ноланец (уроженец Нолы. — С. Ц.), доктор самой изощренной теологии, профессор самой чистой и безвредной магии, известный в лучших академиях Европы, признанный и с почетом принимаемый философ, всюду у себя дома, кроме как у варваров и черни, пробудитель спящих душ, усмиритель наглого и упрямого невежества, провозвестник всеобщего человеколюбия, предпочитающий итальянское не более, нежели британское, скорее мужчина, чем женщина, в клобуке скорее, чем в короне, одетый скорее в тогу, чем облеченный в доспехи, в монашеском капюшоне скорее, чем без оного, нет человека с более мирными помыслами, более обходительного, более верного, более полезного; он не смотрит на помазание главы, на начертание креста на лбу, на омытые руки, на обрезание, но (коли человека можно познать по его лицу) на образованность ума и души. Он ненавистен распространителям глупости и лицемерам, но взыскан честными и усердными, и его гению самые знатные рукоплескали…»

Прочитав это представительное резюме, ректор, вероятно, хмыкнул, но на работу взял. Поскольку кафедры самой чистой и безвредной магии в Оксфорде отродясь не водилось, пробудителя спящих душ определили ординарным профессором философии.

Впрочем, через полгода он вылетел с работы с формулировкой:


«Более смелый, чем разумный, он поднялся на кафедру нашего лучшего и прославленнейшего университета, засучив рукава, как жонглер, и, наговорив кучу вещей о центре, круге и окружности, пытался обосновать мнение Коперника, что Земля вертится, а небеса неподвижны, тогда как на самом деле скорее кружилась его собственная голова...»


Подписаться на Телеграм-канал "Вокруг да около"